Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: стихи не бывают чужими (список заголовков)
10:56 

леонид шваб

* * *

Мне кажется я проживаю в раю,
На бесчисленных множествах потайных плоскогорий,
Глаза поднимаю, как бубны,
Рукою указываю на пришедшую в негодность автостраду.

Я предчувствую плен и войну,
Надо мной зависает тряпичный кулик, он же скворушка златозубый.
Планеты приходят в движение,
Оживает маховик силовой станции.

В оврагах белеют детали машин,
Мне жаль основ естествознания.
Я царь, мой обед никогда не готов, я злопамятен, как Иаков,
Я пропал, слава Богу, как говорится.


* * *

Под первой луной притаился карманный вор
С миндалевидными глазами.
Под второю луной ничего не видать,
Автомобиль тяжелеет, наподобие мирового океана.
Автомобиль размягчается, тяжелеет, наподобие ртути.

Дескать, жизнь оборачивается ремеслом,
Прямую речь расшифровать нельзя.
И хочется картофельного супа,
Удвоить посты, нарушить государственную границу.

Кому доверить теплостанции,
Учетчики распоясались.
Электричество дозволяется навсегда.
Недостающие взгляду предметы воссоздаются по памяти –
И берег морской, и радиоприемник золотой.

* * *

Государство куриный бульон пустота,
В трансформаторной будке живут негодяи.
Заболоченные красные луга подступают к форштадтам,
И перепел, перепел ходит, как израненный военлетчик,
Клювом кривым выцарапывает на камне:
Любовь есть война есть любовь.

Когда же авось авария приключится,
И главный дизель раскурочит силовую подстанцию,
Мальчишечка пролетит на лошади на свирепой,
Он чужой, он Большая Медведица.

Мимоза погасит огонь. Форштадтские легко оживают.
Новое топливо будет аморфным, без запаха.
Мальчик летает, выстреливая из охотничьего ружья без разбору.
Болото сворачивается в твердую тряпицу,
Электричество даром уходит в подзол.

(с)

@темы: стихи не бывают чужими

09:50 

милая, хорошая катя

*
проходи, эта жизнь, проходи –
мне не надо.
то ли мутный денек впереди,
то ли корпус пансионата,
то ли синий январский парк,
на косу выходящий,
то ли ад настоящий.

я приезжий в холодном Крыму.
где Смирновы? где Соня?
здесь все непривычно.
проходи, я тебя не пойму.
и подарки твои не приму –
чай пустой, хлеб простой, шаурму
в лаваше обычном.

(с) екатерина соколова

@темы: стихи не бывают чужими

22:48 

михаил гронас

***
пусто мне, пусто. сети пустые и письма пустые пришли,
дети, которых нашли, убежали обратно в капусту,
в смете нули там, где прибыли, и там, где расходы – нули,
ой, куда же мы прибыли, куда же нас завели
все ухищренья искусства, затеи безделья, зелья какие-то,
привораживающие порошки –
оказались вредны для башки.
то-то теперь посмеётся над нами цунами,
то-то теперь ураган на рога нас подымет и на смех,
зря мы незрячи, зря не стояли мы насмерть,
то-то теперь полежим как старорежимные клячи,
выклянчивая на старость чего у других осталось.


* * *

На светлых пластинах небес
Проявляется тьма,
Внедряется бес
В богомольные наши дома.

и родной и родная приходят рыдая и делится клетка грудная

Неба багровый разрез, –
Замечаешь, кума:
Время проходит вразрез
С направленьем ума.

и родной и родная приходят рыдая и делится клетка грудная


ПЛЯСОВАЯ

Сколько связано на небе –
Обо всём не рассказать.
То, что связано на небе,
На земле не развязать.

Добрый город человека,
Ты остался на боку.
Ты – калека, я – калека
Больше не могу.

Здравствуй, метрополитена
Тромб из чёрного сосуда.
Не могу да не могу
Да может и не буду

* * *

Песня во рту, будь не песня, а горькая вода, желчь.
Ни жечь, ни жалить не надо: просто течь –
Как течь в борту.

Ибо вот: по грудь, по лоб.

Нет не жуть какая-нибудь, не потоп,
А уверенность терпеливых вод
В том, что прилив.

А что поделаешь,
Скажи,
Что поделаешь?

Сложи
Оружие.
В такие дни –

Тони.

@темы: стихи не бывают чужими

22:26 

кирячьи дни разнообразны и насыщены - ползает по-пластунски, стоит на четвереньках, качая попой, дерёт себя и других за волосы и уши, угощается печеньем в гостях, ржёт, когда сеня подбрасывает в воздух мячик (почему?!.. что у человека за чувство юмора?..)
самое смешное - когда ей удаётся добраться до компа, принимается что-то быстро печатать, как будто за неимением речи пытается послать кому-то письменный сигнал "хелп хелп я в плену у родителей-идиотов днопюлплрюироонплопмпмьпмбрмффффффффффффффф" )))

ознакомилась с культурным явлением "отечественные рэп-баттлы", дальше надо написать "много думала", но на самом деле нет. сначала решила, что не ловлю я цайтгайст, а потом поняла, что это глубоко подростковая тема, а от раннеподростковых штук я уже давно отошла (раньше ещё как-то фокусировалась, когда младенцам своим преподавала, а сейчас вообще нет).
продолжаю всех тихо презирать - уличных советчиков, чинуш-объединятелей, бюрократизм, связанный с приобретением квартиры и переоформлением всякой фигни. хотя сколько раз удивлялась чуду, как из презираемого человека внезапно вылупляется какая-нибудь радость или участие к тебе (и становится стыдно), но всё равно базовая установка - презрение. причём это даже не защитная реакция, как мне кажется, а наоборот - тупо результат обыкновенной гордыни .
друзья и знакомые угорели по психотерапии разных видов, чувствую, и я скоро созрею, главным образом из-за ребёнка: всё-таки мама, которая в любой непонятной ситуации визуализирует, как приятно было бы воткнуть в ногу вилку, - sooooo not a healthy choice.
радуюсь новым приложениям: shapical, emoji poetry и emoji shakespeare
со вторым и третьим и так понятно, а с первым немножко комично - я так им восторгаюсь, потому что примерно таким образом вижу мир (люблю рифмующиеся пустоты в виде геометрических фигур, еле заметные скрытые в очертаниях круги и квадраты, или просто представляю себе большие фигуры, облекающие или расчленяющие пейзаж. как в любимом тексте любимого поплавского:

Перед синей водою, где круглые рыбы,
Перед воздухом: вертится воздух, как шар.
И над нами как черные айсбергов глыбы
Ходят духи. Там будет и Ваша душа.

@темы: стихи не бывают чужими, загляни в мой мешок - правда, ужас?

23:05 

давно любимое

Что я могу сказать, кроме того, что мы устоим, не свихнёмся,
что мы прорвёмся, и с мокрыми волосами,
с высохшими от ненависти сердцами
поднимемся на краю оврага,
как лёгкая трава прошлых лет.
Что я скажу, кроме того, что мы пожароопасны.
Что я не вижу ни семечка,
которым мы были,
ни облака, которым мы станем;
где мы и сколько нас,
надо ли считать отдельным другом то, что в зеркале,
чтобы нас показалось больше?
Как ещё сказать, как сообщить,
когда падаешь в землю и всходишь обратно,
как никогда заново?
Если богатый всё потерял,
шептались: правильно,
он ищет нищету, он должен её присвоить;
если мальчик играл и всех расстрелял,
спросят: что на него нашло?
Кого родили - того убили.
То, что он ищет, его самого нашло.
Если пора провалиться
в улья, в подполья, в устья,
то это правильно. Это правило мира.
Войди в костяк жестокого человека.
Войди в черепную коробку заслуженного человека.
Стань его пленником,
будь его черепом,
пользуйся его мозгом.
Это правильно, это правило мира,
это музыка.

Через час я стану намного старше,
что мне сказать, кроме того,
что вы ужасны и отвратительны,
что вы чудесны и притягательны,
вы нужны, это самое главное, это самое страшное.
Убийца нужен, чтоб отсыреть
и гнить, как кусок стены,
Мученик – для алхимии,
чтоб получить вещество терпения.
а чтоб нас выручить, выманить, получить, дети нужны.
Это правило мира. Что тут ещё сказать.
Те же две точки над левой бровью,
те же две раны на левой груди,
знаки мира, условие мира, власть мира.
Что я могу сказать, кроме того, что мы ещё вырастем.
Мы, несгораемая трава.
Мы, запутанная трава.
Мы, запуганная трава.
Мы, неведомая трава.

(с) екатерина боярских

@темы: стихи не бывают чужими

21:56 

нашла на "арзамасе" стих маяковского, очень по душе сегодня:

В ушах обрывки теплого бала,
а с севера - снега седей -
туман, с кров­ожад­ным лицом канн­ибала,
жевал невк­усных людей.
Часы нави­сали, как грубая брань,
за пятым навис шестой.
А с неба смот­рела кака­я-то дрянь
вели­чест­венно, как Лев Толс­той.

муж шумит джонни кэша на новой гитаре.
в унынии думаю, как приучить себя во всём разбираться и всё разжёвывать - для себя и для других. не лениться в стописятый раз находить новые аргументы в пользу "чёрного квадрата", которые подойдут именно этому собеседнику. выращивать в себе сократа. докапываться до сути канцелярита, чтобы никакая крыса тебя не переспорила. сесть и расписать вещи, которые нужно расписать в диссере, и сделать это верно и убедительно.
иначе ты сидишь весь такой вумный, как вутка, и презираешь тех, кто ленится думать, а сам, выходит, такой же - единожды додумавшись в общих чертах (или просто интуитивно поймав какую-то готовую мысль), на этом и успокаиваешься.
но вообще чужая лень всё равно очень сильно расстраивает - когда человек почему-то останавливается посреди логической цепочки и торчит там, как хуй на именинах, считая, что у него теперь есть какое-то отрефлексированное собственное мнение. или когда человек не может совместить два взгляда - эмоциональный и рациональный, и понять, что между ними необязательно должны быть противоречия (это и об анализе художественных произведений, и о феминистском "новоязе", например).

@темы: стихи не бывают чужими

22:36 

не прошло и 5 лет, как я наконец-то перевела ещё одно стихотворение джеральда стерна, совершенно прекрасное (по кр мере, в оригинале)

Странная благодать

Я пнул ногой клочок кожи; на нём есть коготь,
а остальное — небо. Пусть его схоронит эскулапова трава,
и трава пусть схоронит траву.
...

@темы: стихи не бывают чужими

03:18 

восхитительный новый текст васи бородина

ЗИНОН

1

когда архимандрит Зинон
осмыслил заново канон,
он осиян был и овеян
в холодно-серой глубине
квадратной комнаты: мы верим
ему вполне

он как бы ангелом с минуту
был -- против света -- обведен
и этот ангел в нём чему-то
сказал: идём

-- Тарковский, да, вот этот холод
души снимал:
когда ты выдуман и молод,
а мир поймал --
-- тЫ его
или он -- тебЯ, но
вдруг -- сбой, просвет
и ты садишся на диван, и
свет -- это свет

2

снег -- это дворик монастырский,
забора тень
волнистая -- так Монастырский
по пустоте
подсвеченной -- а, это Пригов --
чертил чертят,
и солнечный там зайчик прыгал,
и все хотя
и радовались -- но сквозь скуку,
и лени жар
тянул из года в год, как руку
огня -- пожар

а тут -- мороз хватает щёки
средь тишины,
и ад и все его уроки --
отменены

3

-- послушай,-- говорит пологий
кусток кустку,--
когда б ты мог, как эти ноги,
бежать к мостку --
ты б был счастливее?
-- не знаю,
но сквозь меня
быстрей мелькала тишина бы
любого дня

-- послушай,-- говорит лисичка
концу хвоста --
когда б ты мог, как электричка,
лететь с моста:
гореть, дымиться и ложиться --
ты б был сильней?
-- нет, я не смог бы с этим сжиться,
и я умней

...идя бессобытийным лесом
(хотя там-сям
скрипят деревья мертвым весом,
и по осям
их механического плача
идёт ку-ку),
Зинон задумался, что значит
"познать тоску"

-- вся -- гефсиманское усилье
"понять, зачем",
у каждого из нас Россия
спит на плече

4

в счастливой трапезной, с причастья
пришли, старЫ
почти что все -- как слово "счастье";
как легких рыб
взметнувшаяся стая, дУши
у всех поют --
молчанием, но слушай, слушай:
сидят, жуют

когда зубов-то не осталось,
когда ослеп --
какая может быть усталость?
вино и хлеб

5

стамеска -- и пока доска и
щепки, встающие крылом:
вся золотая, мастерская:
тесно, тепло
молитва, веник ли для стружки,
счёт лет и дней --
а надо всЕм как голубь крУжит --
родней, сильней

6

икона есть ковчег; обломки
его -- везде:
вот -- корчишься в любовной ломке,
не ешь, п_ц
-- а солнце вдруг занозу бросит
в твоё окно --
и ты уже поэт Иосиф,
давным-давно

7

так, радуясь и размышляя,
живёт Зинон
и обновляет, обновляет
канон, канон

(с)
heart-s-growing.livejournal.com/276411.html

@темы: стихи не бывают чужими

13:05 

заболоцкий

очень простой мотив, но так красиво

В жилищах наших
Мы тут живем умно и некрасиво.
Справляя жизнь, рождаясь от людей,
Мы забываем о деревьях.

Они поистине металла тяжелей
В зеленом блеске сомкнутых кудрей.

Иные, кроны поднимая к небесам,
Как бы в короны спрятали глаза,
И детских рук изломанная прелесть,
Одетая в кисейные листы,
Еще плодов удобных не наелась
И держит звонкие плоды.

Так сквозь века, селенья и сады
Мерцают нам удобные плоды.

Нам непонятна эта красота -
Деревьев влажное дыханье.
Вон дровосеки, позабыв топор,
Стоят и смотрят, тихи, молчаливы.
Кто знает, что подумали они,
Что вспомнили и что открыли,
Зачем, прижав к холодному стволу
Свое лицо, неудержимо плачут?

Вот мы нашли поляну молодую,
Мы встали в разные углы,
Мы стали тоньше. Головы растут,
И небо приближается навстречу.
Затвердевают мягкие тела,
Блаженно древенеют вены,
И ног проросших больше не поднять,
Не опустить раскинутые руки.
Глаза закрылись, времена отпали,
И солнце ласково коснулось головы.

В ногах проходят влажные валы.
Уж влага поднимается, струится
И омывает лиственные лица:
Земля ласкает детище свое.
А вдалеке над городом дымится
Густое фонарей копье.

Был город осликом, четырехстенным домом.
На двух колесах из камней
Он ехал в горизонте плотном,
Сухие трубы накреня.
Был светлый день. Пустые облака,
Как пузыри морщинистые, вылетали.
Шел ветер, огибая лес.
И мы стояли, тонкие деревья,
В бесцветной пустоте небес.

1926

@темы: стихи не бывают чужими

04:21 

бродский из глубины моей подкорки

Маленькие города, где вам не скажут правду.
Да и зачем вам она, ведь всё равно - вчера.
Вязы шуршат за окном, поддакивая ландшафту,
известному только поезду. Где-то гудит пчела.

Сделав себе карьеру из перепутья, витязь
сам теперь светофор; плюс, впереди - река.
И разница между зеркалом, в которое вы глядитесь,
и теми, кто вас не помнит, тоже невелика.

Запертые в жару, ставни увиты сплетнею
или просто плющом, чтоб не попасть впросак.
Загорелый подросток, выбежавший в переднюю,
у вас отбирает будущее, стоя в одних трусах.

Поэтому долго смеркается. Вечер обычно отлит
в форму вокзальной площади, со статуей и т.п.,
где взгляд, в котором читается "Будь ты проклят",
прямо пропорционален отсутствующей толпе.

@темы: стихи не бывают чужими

04:03 

всё ещё не покидающая меня тема десятого и одиннадцатого докторов

вспомнилось когда-то нравившееся (а на самом деле таксебешное) стихотворение:

"я скажу тебе вот что –
набожность нашей иронии – просто пошлость
(я не помню, когда мы такими стали) –
способность, простите, любить,
выродившаяся в сентиментальность

@темы: стихи не бывают чужими

13:23 

милый нежный вяземский:

«Такой-то умер». Что ж? Он жил да был и умер.
Да, умер! Вот и всё. Всем жребий нам таков.
Из книги бытия один был вырван нумер.
И в книгу внесено, что «выехал в Ростов».
Мы все попутчики в Ростов. Один поране,
Другой так попоздней, но всем ночлег один:
Есть подорожная у каждого в кармане,
И похороны всем - последствие крестин.
А после? Вот вопрос. Как знать, зачем пришли мы ?
Зачем уходим мы? На всем лежит покров,
И думают себе земные пилигримы:
А что-то скажет нам загадочный Ростов?

@темы: стихи не бывают чужими

16:19 

к празднику - "ленинград" игоря вишневецкого


9 сентября 1941.

Второй день смерть летит с того самого
золотого и чистого воздуха.
Вчера подожгли товарную станцию и склады им. А. Е. Бадаева
(это точно предательство: били с ясным прицелом,
по наводке пускавших в воздух сигналов
у самых складов
ракетчиков).

Когда солнце зашло,
стали сбрасывать зажигалки. Леденящая красота:
огнецветное зарево, сахар, плывущий по улицам,
запах сгоревшей муки.
Говорят ещё: в зоосаду
укокошило разом слона и мартышек.
Слон, если верить рассказам, столетний
(что сомнительно):
значит, видел и Пушкина.
Если так — вот последняя связь
с тем блистательным миром,
тень которого нынче таится
под маскировкой.

Ибо ярости Индры
„уступают две половины вселенной,
и сама земля сотрясается от
буйства твоего,
о хозяин давильных камней”.

читать дальше

@музыка: ГрОб - Любо, братцы, любо

@темы: стихи не бывают чужими

09:26 

который день постоянно вспоминается

Теперь, когда нежность над городом так ощутима,
когда доброта еле слышно вам в ухо поет
теперь, когда взрыв этой нежности как хиросима
мой город доверчиво впитывает ее

как нежен асфальт, как салфетка, как трогает сердце
нежнейший панельный пастельный холодненький дом
чуть-чуть он теплее, чем дом предыдущий, тот серый,
а этот чуть розовый, нежность за каждым окном

в чуть стоптаных туфлях приходит прекрасная нежность
и мягко, почти не касаясь твоей головы
погладит тебя и тебя дозировкою снежной
мы нежной такою и доброй не знали Москвы

вот тихо меж нами летают добрейшие птицы
как мертвые мягкие руки нам машут они,
все-все нам прощают и высшая нежность столицы
нам ласково светят неяркие эти огни

и вдруг это слово неясное - "дегенераты",
услышишь его и подумаешь нежно : "что-что?"
какие-то гады нам в городе этом не рады,
да как можно нас не любить и, простите, за что?

наверное тот автомат, что считает поездки
ноль видит на карточке мятой - наверно не рад
тот тихий мужчина, чьи пальцы блестят от нарезки,
чей мутен от выпитой водки затравленный взгляд

о, вся эта злоба от водки, от выпитой водки!
от водки и пьяных и жадных до денег девиц!
о, это шипение нежности в этих нечетких
во тьме силуэтах отрубленных рук или птиц

мы нежности этой ночной и московской солдаты
мы дышим восторженным дымом и мятным огнем,
еще иногда называет нас "дегенераты"
печальный прохожий, мы с нежностью помним о нем

(с) андрей родионов

@темы: стихи не бывают чужими

22:53 

мандельштам

НАШЕДШИЙ ПОДКОВУ
(Пиндарический отрывок)

Глядим на лес и говорим:
— Вот лес корабельный, мачтовый,
Розовые сосны,
До самой верхушки свободные от мохнатой ноши,
Им бы поскрипывать в бурю,
Одинокими пиниями,
В разъяренном безлесном воздухе;
Под соленою пятою ветра устоит отвес, пригнанный к пляшущей палубе,

И мореплаватель,
В необузданной жажде пространства,
Влача через влажные рытвины
Хрупкий прибор геометра,
Сличит с притяженьем земного лона
Шероховатую поверхность морей.

...

@темы: стихи не бывают чужими

10:59 

генрих сапгир

весна

скелет ползал и собирал подснежники на лугу – весна!
подснежники ползали по лугу – скелет их собирал
весна собирала скелеты на лугу
весна собирала скелет подснежника
подснежники ползали ползали... да подснежники ли это?
луга ползали по лугам – весна!
скелет весь в подснежниках – это весна

@темы: стихи не бывают чужими

00:09 

впервые в сети - по крайней мере, мы найти не смогли, поэтому перепечатываю из книжки
прекрасный поэт рольф боссерт, переводы е. колесова и алёши прокопьева
прочтите, он замечательный.

Зимняя не-сказка

город упал в снег и лежит
молочный путь закрыли облака
звонит электричество: вот и рождество

день торопится залезть в постель
ветер гоняется за старательной уборщицей

свиньи строем превращаются в колбасу
из ряда вон выпадают морозные узоры
уличные шавки травятся аспирином

разводы переносятся на весну
городские клозеты боятся воздушной тревоги

новый год карапуз
снеговик строит планы на будущее
пора и нам погреться


Традиция и генерация

Кулаки под подушками.
Как деньги в чулках, и
не более того. Проклятия,
звучащие сквозь зубы, -
беззубые проклятия. Расскажи мне,
бабуля, как выглядит крик.
Вся наша жизнь - анатомия.


Оптимистические стихи

Точно зверь,
на меня падает работа
и висит мешком

где-то между
оглохшим ухом и хрупким,
непривычным плечом. Что бы со мной

было, если бы в комнате
не стояла ещё целая
едва начатая пачка
ярости и любви?

и ещё два

@темы: стихи не бывают чужими

23:34 

эдуард лукоянов

по странному принципу я пощу сюда чужие стихи, но энивей)


***

Вот старая розетка на стенку прикручена,
в ней бог живет, а вот - две розетки под столом,
в них тоже бог. Справа над кроватью
розетка, и в ней сидит господь.
Слева над кроватью одна розетка,
в ней бога нет. Под кроватью две розетки,
в них бог. А под другим столом розеток шесть,
и в каждой бог живет. А в той, что слева от кровати,
нету.


Эмигрантское

А. Черкасову

Камень, кость, металлолом,
а где-то здесь был дом,
куда я студентом приходил,
и там ветер занавескою тихонько шевелил, допустим,
и там шевелил.



***

С печалью гляжу я на ваше поколение
знатоков языковых игр и соматической поэтики.
То пролетарием прикинетесь угнетенным,

то дедом слабоумным на лифте катаетесь.

Как писал Менандр: Все делаешь ты мило,

знаешь, кто ты? Ты тунеядец, которого необходимо
отправить на принудительное психиатрическое лечение,
а потом на рудники.

Любители поэтики наивной,
(писатель ждет уж рифмы квазисимулятивный)
вы кушаете немытый ледник.

Лучше как Есенин Серж
ходить среди березных мреж.

А лес какой, а лес какой,
а птички на ветвях такие
педерастоненавистнические.

@темы: стихи не бывают чужими

14:59 

Вот форточка в мир,
где пространства, быть может,
немного побольше,
чем в вашей душе.
Вот форточка в мир,
где любимого ложе,
и сам ваш любимый
из папье-маше.

В наш век электричества, атома, газа,
быть может, тогда и найдете покой,
когда совместите картонную вазу
из этого мира с живою душой.

Вот ниточка в мир.
За нее поведите.
Колодец, предгорье, ночной перевал.
Но знайте, что вам на пути вашей нити
мешают границы, мешает обвал.

И если в конце опереточной сказки
увидишь, сравнив с дорогим образцом,
что хоть волосок той искусственной маски
не совпадает с ее лицом,

ну что ж, заверните ваш глупый чертежик,
скажите: любимая, я не могу.
И после шагайте до устали ножек
в глубоком, как смерть,
бесконечном снегу.


***
Полупустым оркестром
шла тропинка скрипки,
и на нее сорил неряха-контрабас
окурки, вечера, прогулки, вечеринки —
и все, что говоришь,
порой не разобрав.

И весь оркестр — набор
фанерных натюрмортов.
Но кто поверит в них?
И не поймет любой,
что за окном фойе
и в перелете марта —
окурки, вечера, прогулки и любовь.

Все это тихо спит
в ловушке колоннады.
Пугают снег грачи.
Уже решен разлад.
Но в перелете март.
И верю —
когда надо,
я все верну назад,
и слова не сказав.

Покажется трамвай.
Его фигура — череп.
И скрипкою тропа пересекает двор.
И ею контрабас заканчивает вчерне
окурки, вечера, прогулки, разговор.

(с) станислав красовицкий

@темы: стихи не бывают чужими

00:11 

всё ещё понемножку читаю адамовича

О, жизнь моя! Не надо суеты,
Не надо жалоб, - это все пустое.
Покой нисходит в мир, - ищи и ты покоя.

Мне хочется, чтоб снег тяжелый лег,
Тянулся небосвод прозрачно-синий,
И чтоб я жил, и чувствовать бы мог
На сердце лед и на деревьях иней.


Адамович, 1920

@темы: стихи не бывают чужими

as deleuze has taught us

главная